Афиша

«« Ноябрь 2018 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
121314151617
18
19202122232425
2627282930  

Арабский Восток: пути стабилизации политического кризиса

Сирия -> О власти и политике, Воскресенье, 1 декабря 2013 года

Уже многие десятилетия ученых-исследователей науки о международных отношениях волнует вопрос о фундаментальных основах международной системы, ее современном состоянии, ее будущности: “вечный мир” или “зрелая анархия”? В довольно острое противоречие входят также элементы двух моделей функционирования: общечеловеческие ценности, экономическое могущество, сотрудничество против национальных интересов, военной стратегии, непрекращающихся конфликтов. В подобной дихотомии нельзя с точной уверенностью взять на “вооружение” одну из точек зрения, т.к. современные международные процессы имеют глубокие исторические корни, многогранность настоящего положения, маловероятность точных прогнозов линии будущего. Сегодня на международной арене присутствует как мирное и выгодное сосуществование государств, так и периодическое обострение разного рода кризисов.

Обратим внимание именно на кризисные явления, т.к. они вызывают наибольший резонанс в мировом сообществе. Ближний Восток, Африканский континент, Азиатско-тихоокеанский регион и др. – образно говоря, мировые “пороховые погреба”. К примеру, с конца 2010 года – начала 2011года особой нестабильностью отличается регион Арабского Востока, где на поверхность вооруженного столкновения вышли интересы рядовых членов арабского общества, политических элит, общественных и религиозных движений, а также геополитические умыслы государств – нерезидентов. В данном докладе будут рассматриваться причины “Арабской весны”, краткий ход развития, роль исламистского фактора на современном этапе, некоторые результаты, т.е. причинно-следственная связь для лучшего усвоения, понимания.

Будучи скрупулезно точными, необходимостью видится предоставление объяснения составным частям постановки темы доклада – “Арабский Восток: пути “стабилизации” политического кризиса”. Во-первых, под понятием “Арабский Восток” понимается соседство 17 государств Северной Африки, Аравийского полуострова, Средиземноморья – Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Сирия, Ливан, Иордания, Палестина. Во-вторых, стабилизация – упрочение, приведение в постоянное устойчивое состояние или поддержание этого состояния, а также само состояние устойчивости, постоянства, предсказуемости. В-третьих, Наумкин В.В., директор Института востоковедения РАН, д.и.н., профессор, понимает под “кризисной политической ситуацией, для которой характерно, в первую очередь, обострение старых и возникновение новых “узлов напряженности” . Современный политический кризис государств Арабского Востока можно разделить на два уровня: во-первых, наблюдается противостояние между привнесенными модернизацией демократическими институтами и традиционными авторитарными политическими режимами, острая фаза которого проявилась в 2011 году в ходе свержения правящих на тот момент элит, сегодня происходит утверждение либеральных ценностей, но все же противостояние остается в латентном состоянии; во-вторых, обостряется борьба за власть между представителями разных подходов к характеру государства – светского и теократического, второй подход чаще называют исламским фундаментализмом.

Исследователи происходящих трансформаций на Арабском Востоке констатируют, что к “пробуждению” привел комплекс проблем политического, экономического, социального характера.

Упомянутый выше профессор В.В. Наумкин выделяет следующие причины: “…все эти массовые протестные движения нового типа вызваны не в последнюю очередь социальными, точнее социально-экономическими причинами. Это безработица, дороговизна, коррупция, неравенство, непотизм, многолетнее засилье правящих элит, полностью оккупировавших верхние ступени социальной лестницы и лишивших молодежь возможности самореализоваться, повышать свой статус даже в сфере мелкого и среднего бизнеса, удушаемого коррумпированным чиновничеством. Есть причины и политические: отсутствие представительства, архаичность системы управления, ее приспособленность под интересы все тех же элит, монополизировавших доступ к власти и ресурсам, жесткий авторитаризм, лишающий людей возможности отстаивать свои интересы легальным путем. И везде – тираны, правившие своими странами в течение десятилетий и аккумулировавшие огромные богатства” .

Другая компетентная точка зрения Л.Л. Фитуни, заместителя директора Института Африки РАН, доктора экономических наук, профессора, гласит следующее: “Едва ли не во всех остальных арабских странах либо экономическое благосостояние основывалось на однобокой («углеводородной») экономике и сочеталось с крайним ограничением политических свобод и архаичной организацией общественной жизни (абсолютная монархия, отсутствие сколь-нибудь значимой системы народного представительства, права голоса у женщин и т.д.), либо наоборот — многопартийность и другие внешние признаки демократии существовали на фоне почти полного развала экономики (Ливан, Ирак). Дело в том, что ключевые экономические проблемы были более фундаментальными, чем те, которые подбрасывают нам политически ангажированные интерпретаторы. Они кроются в глубинных характеристиках хозяйственного развития практически всех стран Северной Африки, а именно в том, что их экономики имеют два ключевых ограничителя — нехватку земель, пригодных для обработки, и высокий прирост населения… Устойчивый и быстрый рост населения с каждым новым поколением ведет к уменьшению средней площади надела, либо формируя скрытую безработицу в деревне, либо выталкивая (меньшую часть) незанятых иждивенцев в города, где они часто тоже не в силах найти работу… полностью списывать со счетов «молодежный фактор» также было бы неверно. Молодежь — благодатный объект политического манипулирования со стороны реальных «выгодоприобретателей от революции», как национальных, так и зарубежных” .

Отправным моментом “Арабского пробуждения” принято считать события в Тунисе в декабре 2010 года, когда М. Буазизи, молодой образованный человек, покончил с собой путем самосожжения после того, как полиция конфиско¬вала его товар, который был единственным средством выживания для его семьи. Его поступок вызвал большой резонанс у населения, которое массово вышло на улицы страны с тем, чтобы протестовать против политики государства. С этого момента народное волнение вышло за границы Туниса и распространилось по всему Арабскому Востоку. В течение 2011 года втянутыми в кризисное явление оказались все арабские страны. Но стоит отметить, что в разных государствах проходило оно по-разному, соответственно, типы произошедшей трансформации, ответы на вызов снизу оказались различными.

Можно выделить три модели:

1. Реформы. В этом случае изменения происходят посредством инициированных властью конституционных и законодательных реформ. В первую очередь это касается Марокко и Иордании, в меньшей степени — государств Персидского залива и Алжира. В Марокко была провозглашена новая конституция, в Иордании приняты поправки к старой. В обоих случаях речь шла о либерализации закона о выборах, расширении полномочий парламента (и, соответственно, ограничении власти монарха), расширении пространства свобод (гарантиях для прессы, создании органов по защите прав человека) и усилении независимости судебной власти.

2. Революции. В Тунисе и Египте революции, быстро сметя правящие режимы, до сих пор не пошли по пути радикализации и не разрушили до основания существовавшую политико-административную систему, равно как и систему законодательную. Сегодня в Египте у власти находится Высший военный совет, глава которого выражает желание снизить нестабильность в стране путем социальных реформ. В Тунисе правительство и оппозиция стараются настроить диалог, имеется договоренность о создании нового независимого правительства.

3. Гражданские войны. Существенным образом отличается от первых двух модель гражданской войны, реализовавшаяся в Ливии, Сирии. Наиболее важными оказались три обстоятельства, приведшие к развертыванию жесткого сценария: 1. Внешнее (вплоть до вооруженного) вмешательство (Ливия, Сирия), не позволившие правящим режимам подавить выступления. 2. Раскол в обществе, подогреваемый внутренними этническими, конфессиональными, родоплеменными и клановыми элитами. 3. Опора режимов на определенные группы из вышеупомянутых элит, получавшие привилегированные права на властные, имущественные и финансовые ресурсы и действовавшие при поддержке силовых структур. В настоящий момент в Ливии нет единого правительства, страна изнутри пылает противоположными интересами различных группировок, фактически расколота на три самостоятельные части, население живет каждый день в страхе за собственную жизнь. В Сирии до сих пор идут бои между правительством Б.Асада и оппозицией, главный волнующий все мировое сообщество вопрос на сегодня – контроль над химическим оружием.

Как было указано выше, одним из элементов современной политической обстановки на Арабском Востоке является присутствие исламистских фундаменталистских группировок на политической арене. Лозунгом политического ислама сегодня являются слова “ислам есть решение”, его приверженцы ратуют за создание исламского государства, построенного на вечных справедливых законах Корана, в котором восторжествует исламская социальная справедливость. По мнению Б. Долгова, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, к.и.н., “В то же время исламизм — это направление в общественной мысли, отражающее стремление определенной части общества в арабских странах сохранить свои исторические традиции, религию, культуру, то есть национальную самоидентификацию в условиях вызовов современного мира (прежде всего процесса глобализации)” .

Исламизм имеет умеренное и радикальное направления. Умеренный исламизм существует практически во всех арабских странах либо в форме политических партий, либо в виде общественно-просветительских или благотворительных организаций, выступающих за сохранение «исламских ценностей». К умеренным принадлежит религиозно-политическая ассоциация “Братья-мусульмане”. В их программе заявлено: государственная система и политическое устройство должны базироваться на исламской модели и шариате; основные принципы и цели в этой области следующие: обеспечение системе мусульманского права (шариату) главенствующего положения в законодательстве стран, проведение конституционной и политической реформ, которые должны быть инициированы народом, так как власть не способна в одиночестве нести на себе это бремя, шура (принцип государственной власти) есть форма (одна из основ) демократической системы, обеспечение всем гражданам равных прав и возможностей, экономическое развитие, а также духовное и культурное воспитание гражданина государства. Радикальный исламизм, или исламо-экстремизм, представлен фундаменталистскими группировками, провозглашающими вооруженный джихад как единственный путь построения исламского государства. Их лидеры оправдывают свои террористические акции, в частности, против тех арабских режимов, которые, по их заявлениям, являются «тираническими и неверными». Причем радикальные исламисты причисляют к «неверным» и умеренных исламистов, которые не разделяют их концепций.

Арабское общество в последние годы консолидируется вокруг исламских партий (хотя многопартийная система заявлена в государственных документах каждой страны), т.к. именно они улавливают те настроения людей, которые преобладают на данный момент, предлагают широкую программу действий, апеллируют к чистому исламскому прошлому обществу благоденствия. Начиная с 2011 года, исламистские партии играют все более активную роль в политической жизни стран. К примеру, в Египте в январе 2012 года на выборах в нижнюю палату Парламента “Братья-мусульмане” одержали победу, летом того же года их лидер М.Мурси стал новым президентом Египта (в настоящий момент ситуация изменилась, власть перешла в ходе переворота Военному совету); в октябре 2011 года в Тунисе исламистская партия “Ан-Нахда” также выиграла выборы в Парламент. В других странах Арабского Востока наблюдается рост влияния исламистских партий, повышение интереса к ним со стороны арабского общества.

Рассматривая политический кризис в странах Арабского Востока, стоит отметить информационный фактор и фактор внешнего мира, которые также сыграли свою роль. По мнению многих ученых, революционные события были подпитываемы электронными СМИ и социальными сетями. Региональное медийное сообщество (среди которого наиболее доступными и, соответственно, популярными выступают электронные СМИ — катарский «Аль-Джазира» и кувейтско-эмиратско-ливанский «Аль-Арабия»), подкрепленное знаниями тонкостей национальной психологии, а также инвестициями, шло по пути предоставления большей информации, изменения мировоззрения арабской молодежи. Доступ к социальным сетям, который не так велик, как в Европе, но где задействована молодежь, маргиналы, послужил распространению призывов к выступлениям. Новая эра информатики способствовала моментальному растеканию фактов о происходящем, так что власти оказались неспособными скрыть то, что раньше удавалось утаивать. Эти средства обеспечивали налаживание контактов протестантов в режиме онлайн для мобилизации «арабской улицы» против существующих порядков. Но конечно, главным образом именно благодаря мобилизующей роли проповедников в мечетях, а не социальным сетям был достигнут эффект всеобщности протестов практически во всех охваченных волнениями арабских странах.

Не последнюю роль сыграл и фактор внешнего мира, когда мировое сообщество следило за разворачивающимися событиями на Арабском Востоке, а затем и предприняло определенные действия. Масштабное военное противостояние, ставшее результатом борьбы оппозиции с режимами в Ливии и Сирии, заострило вопрос о возможностях, пределах и легитимности вмешательства внешних сил, в том числе с декларированной гуманитарной целью защитить гражданское население. В рамках Совета Безопасности ООН были проведены резолюции, по которым был учрежден Комитет СБ ООН и Группа Экспертов для контроля над ситуацией в арабских страна; для Ливии было наложено оружейное эмбарго, замораживание активов физических и юридических лиц, запрет на поездки определенных физических лиц, оказана гуманитарная помощь гражданскому населению, введена беспилотная зона над воздушным пространством Ливии, учреждена Миссия ООН по оказанию помощи и поддержки Ливии в ее национальных усилиях; для Сирии учреждена Миссия ООН по наблюдению ситуации, ликвидации химического оружия при содействии международных организаций.

Таким образом, в данном докладе была рассмотрена причинно-следственная связь настоящего кризисного положения дел на Арабском Востоке: от причин, побудивших арабские общества сплотиться, выступить против правящих режимов, их политики, до краткосрочных результатов, которые можно наблюдать сегодня. Если говорить о том двухуровневом политическом кризисе (демократия против авторитаризма, светское государство против теократического), то в первом случае можно говорить с большой долей вероятности, что все-таки западные институты станут преобладающими в системе государственной власти, хотя и немного преобразованными под реалии и ценности Востока, во втором случае – пока нельзя сказать с определенностью, кто возьмет вверх, т.к. период противостояния, борьбы за власть еще не завершен.

Яна Екимова

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru