Афиша

«« Апрель 2019 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425
26
2728
2930     

Ближний Восток: шаг к черте

ЕИИРМ (2012) -> Политика -> Израиль -> Иран -> США -> Сирия, Понедельник, 3 сентября 2012 года

Война на Ближнем Востоке была актуальной темой, по сути, во все времена. Сегодня ситуация остаётся прежней, и, с позволения сказать, даже ухудшается, поскольку на Ближний Восток стягивают силы Западные государства. Сирия, Иран, Израиль находятся на вершине информационного поля. С Ираном всё понятно – если ядерная программа будет реализована, США и вообще, всему Западу будет над чем думать. А что же Сирия? Чем она опасна и опасна ли вообще? У неё нет ядерного оружия, но есть химическое. Стоит ли его бояться?

Прежде чем начать разговор об оружейном потенциале Сирии, дадим краткую характеристику ситуации в регионе – почему данное государство может использовать свой арсенал, какие для этого есть причины? Во-первых, Сирия не могла не реагировать на различные конфликты на Ближнем Востоке, происходившие на протяжении второй половины XX столетия (более поздние события в расчёт не берём, хотя и они так же наносят свой отпечаток на день сегодняшний). Это и четыре арабо-израильские войны, и сирийско-ливанский кризис, и натянутые отношения с Израилем. На последнем мы остановимся более подробно. В 1967-м году Израиль оккупировал Голаны – водные ресурсы, важность которых для Иерусалима сложно переоценить. С одной стороны, это территория является своеобразным щитом в случае нападения Сирии на Галилею, а с другой, эти водные ресурсы жизненно важны для израильтян. Голаны являются горловиной, через которую вода заполняет подземные пласты и русла притоков реки Иордан, от которой, в свою очередь, зависит наполнение Тивериадского озера. Для Сирии Голаны – это примерно 1% её территории, а для Израиля они дают возможность контролировать до 40% всей используемой страной воды. Но дело в том, что на данной территории проживает около 17 000 сирийцев. Остаётся также неурегулированным вопрос о воде реки Ярмук. В соответствии с мирным договором между Израилем и Иорданией от 1994 года определено количество воды, на которое имеет право каждая из двух сторон. Однако ни у Иордании, ни у Израиля нет соглашений по этому вопросу с Сирией, на территории которой берут начало истоки упомянутой реки. При такой ситуации нельзя исключать возможности того, что Сирия, пользуясь преимуществом своего географического положения, начнёт выбирать из Ярмука столько воды, что расположенные ниже по течению страны не смогут реализовать установленные двусторонним соглашением квоты. В довесок ко всему, Сирия получила поле для политических манёвров после разгрома Ирака в 1991-м году. Она стала одним из ведущих государств региона, и решать проблемы без её участия было уже нельзя, собственно, как и сейчас. Сегодня Дамаск может лишиться этого статуса. Асад в 90-е годы сумел нормализовать отношения с Западом, в частности были подписаны различные договоры с Великобританией, велись диалоги между Дамаском и Вашингтоном. Но, как известно, всему приходит конец, и напряжения начали нарастать – сперва, после нападения США на Ирак в 2002-2003-м годах, Сирия критиковала эти действия, хотя само сирийское правительство не раз и не два само бы атаковала Багдад, а затем, в ответ на данную волну критики США обвинили сирийцев в поддержке терроризма. Второй акт ухудшения отношений – 2006-й год. Во время израильско-ливанской войны, по одним источникам информации, Сирия поставляла оружие «Хезболле» – военизированной ливанской шиитской организации. Всё бы ничего, да только эта организация была признана террористической в ряде стран, в том числе и в Штатах. В 2011-м году, когда волна революций на Ближнем Востоке докатилась до Сирийской Арабской Республики, началась третья фаза ухудшения отношений с Западом и Израилем. Удивительное дело, в 2007-м году Башар Асад стал президентом, выиграв выборы с результатом 92% голосов, и всего каких-то 4 года хватило для того, чтобы отношение к политическому лидеру в стране изменилось. Израиль в контексте данного материала является ключевой фигурой. Почему? Во-первых, на Сирию оказывают давление; во-вторых, Израиль, скажем так, может замолвить словечко за неё перед США – только вот вопрос: пойдёт ли на это Дамаск, жертвуя Голанами? Сирия, кстати, с Израилем готова вести мирные переговоры, но её главным условием является отход израильтян и возврат к границам 1967-го года.

Иными словами, Сирия в сложном положении. На неё давят со всех сторон. Политики, если не могут договориться, идут на решение ситуации силовыми методами.

Но почему речь идёт именно о химическом оружии Сирии? Дело в том, что именно на этом типе вооружения сирийцы делают акцент и арсенал химического оружия Сирии сегодня самый большой на Ближнем Востоке. Сотни тонн химических боеприпасов, снарядов с химическими боеголовками, ракет СКАД, химических бомб хранятся на 50 военных базах, разбросанных по всей территории страны. Опираясь на некоторые данные, мы можем говорить о четырёх действующих заводах, чей профиль относится к интересующей нас проблеме. В случае Сирии речь идет об одной из самых сложных и развитых программ химического вооружения в истории. Если государство развалится и начнется война между алавитами и суннитским большинством, ключевым вопросом станет судьба запасов химического оружия и средств доставки «Хизбалле», и ХАМАСу очень понравиться идея получить в свое распоряжение боеголовки с зарином. 23 июля 2012 года Министр иностранных дел Сирии Джихад Макдеси заявил, что не исключает возможность применения химического оружия против внешней угрозы.

По некоторым данным, сирийская армия начала устанавливать на ракеты (до 600 единиц), радиусом действия до 1300 километров, химические боеголовки. Их предполагается применить в случае иностранной интервенции. США пригрозили, что войдут в Сирию, если те используют данный тип вооружения.

Проблема заключается несколько в другом. Во-первых, Асад, если всё-таки решится на такой отчаянный шаг, то его оружием будет обречена не только интервенция, но и страны-соседи, например, Иордания, или Ирак. Во-вторых, существует Конвенция о запрещении химического оружия, открытая в 1993-м году. Но Сирия не подписала договор, равно как и Египет, как и Ангола. В-третьих, хоть у сирийцев и развязаны руки, так как нет подписи лидера государства под договором, но почему из-за этого должны страдать другие?

Что мы можем заключить? 1) у нас есть Конвенция. 2) нет гарантий, что химическое оружие не будет применено. Увы, сейчас Асад настроен иначе. Но он сам должен осознать, что это не выход и обрекать мирное население чужих стран, не влияющие на политические решения – это преступление против человечества. Более того, применение химического оружия не является проявлением заботы о своём народе! Политический лидер – призвание, профессия, называйте как хотите – весьма ответственное дело. Человек на этом посту несёт ответ за крайне серьёзные вещи, за чужие жизни, и, как уже упоминалось выше, не только за жизни своего народа, но и за чужой в том числе! Мы верим в то, что Башар Асад найдёт правильное решение и Сирия вернётся к мирным способам решения ситуации. Тем более, правительство уже неоднократно об этом говорило. Так же хочется верить, что мировые политические лидеры и политические партнёры Сирии не дадут сделать глупость и всё разрешится мирным путём.

Евгений Копысов

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru