Афиша

«« Июнь 2019 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
101112131415
16
17181920212223
24252627282930

Патриарх не всея Руси

Публикации -> Религия -> Россия -> Украина, Вторник, 7 февраля 2012 года

Самопровозглашенная Украинская православная церковь Киевского патриархата была создана без стратегической цели. Скорее всего, она прекратит существование со смертью ее создателя — самопровозглашенного патриарха Филарета.

Уже само название места рождения Михаила Денисенко — село Благодатное — могло расположить юношу к карьере священника. Карьера и вправду складывалась удачно. Окончив среднюю школу в 1946 году, будущий Филарет поступил в третий класс Одесской духовной семинарии. В послевоенное время для освобожденных от оккупации территорий действовали привилегии, что и позволило еще не совершеннолетнему молодому человеку приступить к духовному образованию. В это же время в Ленинградской области его ровесник Алексей Ридигер, который опередит Филарета на выборах патриарха в 1990 году, не был зачислен в духовную семинарию как раз по «малолетству».

Всего за 10 лет Денисенко дорос до ректора Киевской духовной семинарии, став последним ее главой (перед закрытием в 1960 году). В том же 1960 году Филарет успел послужить управляющим делами Украинского Экзархата — на тот момент крупнейшей административной единицы Русской православной церкви в Украине. А уже на следующий год началась его закордонная карьера: настоятель подворья РПЦ в Александрии (Египет), викарий Среднеевропейского Экзархата, епископ Венский и Австрийский. В 1964 — ректор Московской духовной академии и семинарии. В 1968 году возведен в сан митрополита. Таким образом, Денисенко уже к концу 60-х становится частью высшего руководства Русской православной церкви. К концу 80-х его авторитет укрепляется настолько, что после смерти в мае 1990 года Предстоятеля РПЦ патриарха Пимена местоблюстителем патриаршего престола выбирают именно Филарета.

Филарет и прежде выступал против автокефальных расколов в Украине. В тот месяц на встрече с духовенством Тернопольской епархии местоблюститель еще раз выступил как истинный сторонник единства Русской православной церкви и порицал раскольников, говоря, что они действуют по прямой указке националистических организаций, обосновавшихся за границей. Очевидно, Денисенко уже видел себя патриархом всея Руси. Но, по данным Александра Данилевского, сильно обеспокоился, когда узнал о том, что голосование будет тайным. «Обеспокоенный этим», он якобы пошел накануне выборов к председателю Верховного Совета СССР Лукьянову и сказал, что «есть договоренность с ЦК, что именно он будет патриархом», — вспоминает митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим. На что Лукьянов ответил: «Михаил Антонович, теперь мы вам не можем помочь: как решит Собор, так и будет». Собор состоялся через месяц. Из трех кандидатов Филарет набрал самое меньшее число голосов, уступив не только Алексию Ридигеру — будущему Алексию II, но и митрополиту Владимиру. Через месяц украинский епископат подает прошение об автономии православной церкви на Украине.

Показательно, что московская патриархия поначалу идет навстречу амбициям несостоявшегося патриарха. Украинский Экзархат упраздняется, а митрополит Филарет объявляется блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины. После этого Денисенко продолжает, по словам Данилевского, «шельмовать автокефалистов», выступая за единство Русской православной церкви. Еще год спустя во время путча Филарет выступает на стороне ГКЧП. Но после прихода к власти президента Украины Леонида Кравчука что-то резко меняется в поведении Денисенко.

Сегодня, 20 лет спустя, Филарет постоянно подчеркивает, что «Русская церковь, как и раньше, вступила с российским государством в очень тесное сотрудничество». «Там часть духовенства и некоторые архиереи не удовлетворены этим сращением церкви с государством, когда церковь превращается в инструмент государства», — сообщает Денисенко украинскому изданию. Странно слышать от человека, который «согласовал» свое ожидаемое патриаршество с Центральным Комитетом КПСС (партии, уже уходившей в историю), а позже добровольно поддержал ГКЧП. Но еще более странно, что несколько минут спустя Филарет, комментируя мнимые попытки «лишить украинскую церковь независимости», уверяет, что «этого никогда не будет, так как мы имеем независимое государство». «И украинский народ, и государство, — продолжает он, — заинтересованы, чтобы была независимая церковь. Думаю, и нынешняя украинская власть заинтересована быть руководителями независимой Украины, хотя ее и тянут к Москве. Сама идея независимости церкви и государства в Украине живая, действенная». Человека с высшим духовным образованием нисколько не смущают вопиющие противоречия: сращение церкви с государством в России — плохо, а вот такое же сращение церкви с государством в Украине — хорошо. Но противоречия эти только кажущиеся.

В переломный для Денисенко 1991 год уже в сентябре, после путча, появляются данные, что Филарет вступил в переговоры с Украинской автономной православной церковью. Слухи даже заставляют «патриарха» непризнанной Украинской автокефальной православной церкви Мстислава Скрыпника направить из США письмо с уведомлением, что «никаких полномочий для переговоров я никому не давал». А уже в октябре в Киево-Печерской Лавре — той самой, где еще несколько месяцев назад Денисенко клеймил автокефалистов — он распространяет документ-обращение к патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой о даровании Украинской православной церкви полной автокефалии (не путать с упомянутой выше Украинской автономной православной церковью, поддерживавшейся все это время из США и Канады).

Выступая в Киеве на пресс-конференции, будущий Вселенский патриарх Варфоломей резко осуждает украинских автокефалистов, именуя их сообщество «богоотступным расколом». Но это уже не играет никакой роли. В ликвидации СССР Филарет, очевидно, увидел свой исторический шанс и уже не собирался его упускать. Началась последовательная работа по продавливанию решения об автокефалии Украинской церкви под руководством Денисенко, заявлявшего позже, что «он (Филарет) дарован Украине Богом».

За всей этой мнимой непоследовательностью и противоречивостью Филарета прослеживается одна константа — неизменное стремление властвовать. Надо отдать должное политическому таланту Денисенко: почти два десятка лет он выживает в борьбе с конкурентной ему «прозападной» УАПЦ, с не признающей его «промосковской» РПЦ Московского патриархата, с не принимающими его политиками и государственными деятелям, клириками и мирянами.

Истории его борьбы позавидуют иные кинокартины. В ней и клятвопреступление Филарета, и рейдерские захваты приходов, и «импичмент», и «перевербовка» последователей УАПЦ, и самопровозглашение патриархом, и анафема. Можно почти не сомневаться: когда-нибудь его жизнь станет предметом для голливудского сценария, книги или на худой конец автобиографии в журнале.

Но раскол, учиненный Денисенко, вне контекста его жизни теряет всякое обаяние и смысл. Украинская православная церковь Киевского патриархата (как называет свою группу Филарет) не нужна ни западным спонсорам, поддерживавшим на протяжении десятилетий альтернативный проект УАПЦ, ни Московскому, ни Вселенскому патриархатам, ни другим православным церквям, ни массе верующих Украины. Даже сам Филарет так и не придумал ни одного нового аргумента в пользу автономии украинского православия, кроме подаренного ему президентом Кравчуком лозунга «Независимое государство — независимая церковь».

Последним взлетом Филарета стал приход к власти Виктора Ющенко. Президент Украины явно хотел войти в историю как объединитель православных церквей, для чего в начале 2007 года провел встречу с Денисенко, на которой высказался за создание смешанной комиссии УПЦ Московского и УПЦ Киевского патриархатов «для преодоления раскола в украинском православии и создания единой поместной Церкви». В ответ Московский патриархат выразил недоумение в связи с предложением «сесть за стол переговоров с лжепастырями». А уже через три месяца состоялось действительно историческое воссоединение Русской православной церкви за границей и Поместной русской православной церкви. Это событие заставило померкнуть все «экуменические» устремления Ющенко. Дальнейшие его попытки содействовать встрече Вселенского патриарха Варфоломея с Денисенко или выпросить у того же Варфоломея признания УПЦ КП потерпели крах. А вскоре с политической сцены ушел и он сам.

Никем не признанный Филарет вновь остался один. С новым президентом Украины язык ему не найти: Янукович еще до президентства высказывался против филаретовского раскольничества. Потеряны последние шансы на признание его детища в канонической среде православного мира. С уходом Денисенко из жизни, скорее всего, канет в Лету и его проект. Грустить тут вряд ли стоит: Филарет прожил ту жизнь, которую хотел, ни разу не выпустив из рук власть — самое важное для него. Выдуманный им Киевский патриархат был и есть лишь способ эту власть испытывать. И даже внести раскол в единство РПЦ ему, похоже, не удалось.

Лаконично об этом сказал патриарх Кирилл в 2009 году на встрече с Ющенко. Уже досиживающий срок президент заявил: «Самое большое желание украинского народа — жить в единой поместной православной церкви». На что патриарх ответил: «Эта церковь, господин президент, существует. Есть поместная церковь на Украине. Если бы ее не было, не было бы сегодня Украины».

Луцик Александр

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru