Афиша

«« Октябрь 2018 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22
232425262728
293031    

Великие режиссёры начинают с нуля.

Молодёжное творчество -> Интересные факты, Среда, 3 сентября 2014 года

Сложно отождествлять оружейную столицу России с киноиндустрией. Известных актёров на уровне страны, считай – единицы, режиссёров – нет. Однако путь открыт. Студия авторского кино «Gelios» очень-очень молода, но уже известная в определённых кругах.

О том как важно гореть идеей, о том почему американские режиссёры благодарны советскому кино и как должно развиваться российское, Молодёжная Газета Удмуртии выясняла с Алёной и Максимом Эскандеровыми – ассистентом режиссёра и самим зодчим, соответственно.

Молодёжная газета: С чего всё начиналось?

Максим: В 10-м классе я загорелся кино. Поступил в МГУКИ и решил создать свою организацию, потому что было понятно: без неё будет сложно двигаться дальше.

МГ: То есть, это была личная инициатива, - Cобеседник кивает головой, - ни под чьим-то влиянием?

Максим: Это была реализация своих творческих планов. Мы, вообще, некоммерческая организация...

Алёна: Да, изначально целью являлось создать команду, чтобы реализовывать свои творческие идеи.

МГ: Срок — с 2006-го по 2014-й совсем короткий, можно сказать, ничтожный, но, тем не менее, вы смогли уже чего-то добиться.

Максим: Пока это слишком громко сказано!

МГ: Для организации — в принципе — даже если не обращать внимание, что в данном случае речь о киностудии, чей штат составляет ...напомните сколько человек сейчас?

Алёна: Семь.

МГ: Видите? Мало, давайте говорить объективно, и всё же, всё же... Вы принимали участие в конкурсах и даже получали награды на них?

Максим: Первый конкурс - «Встреча на Вятке», 2013-й год. Проходил в городе Кирове. Также принимали участие в «Святой Анне»'2014...

Алёна: Московский конкурс, кстати.

Максим: ...Фестиваль «Золотая пятёрка» в Москве. Пока всё.

МГ: За счёт чего удавалось добиться успеха, что было отмечено организаторами конкурсов?

Максим: На самом деле, успеха удалось добиться только на одном конкурсе — речь идёт о «Встрече на Вятке». Там я получил приз как лучший оператор — Приз Эдуарда Розовского. Для меня эта награда очень важна, очень значима. В основном конкурсы серьёзные и принимают в них участие команды, штат которых достаточно большой. Иначе говоря, у них больше возможностей. Поэтому нам пока рано задумываться о серьёзных наградах.

МГ: Вы говорили, что изначально проект задумывался как некоммерческий и он не подразумевает зарабатывания денег, только ради творчества, однако нельзя отрицать, что у всех нас есть нотки честолюбия, и творческие люди стремятся добиться чего-то стоящего. Какие планы, в связи с этим есть? По расширению деятельности, по привлечению новых людей, перехода на другую качественную ступень. В общем, то, что мы называем прогрессом. Скачок на другую ступеньку.

Алёна: Кстати, совсем недавно такой скачок произошёл. Это лето для было весьма позитивным. Во-первых, у нас появилась новая техника...

Максим: Да, действительно, по качеству теперь совсем другой уровень.

Алёна: ...А во-вторых, у нас открылся сайт (прим. - www.gelios-film.com). А это больше возможностей для студии, в конце концов, престиж.

Максим: Что касается людей, то мы постоянно в поиске новых персонажей. У нас очень много вакансий, которые требуют не только умений, но и возможностей личного времени, желания вкладываться целиком и полностью в общее дело.

Алёна: Большинство людей, которые к нам приходят, они хотят просто сняться, причём сняться в главной роли.

Максим: Сразу так — с порога!

Алёна: Ага. Но за кадром на съёмочной площадке бывает три человека. Это те люди, которые делают кино. Актёры в их руках как инструменты. Нам хотелось бы, чтобы эта группа — за кадром — была гораздо больше и...

Максим: Причём, я бы сказал, необходимо, чтобы она была больше.

Алёна: И чтобы она более качественно выполняла свою работу. Хотелось бы, чтобы каждый член студии нашел в ней свое призвание. Я считаю это очень важным для будущего студии.

Талантов настолько не хватает, что одному человеку в студии приходиться брать на себя несколько ролей. Посмотрите на Максима — он и режиссер, он и монтажер, порой и оператор, и создатель сценариев.

МГ: Да, мы изучали информацию, мы понимаем насколько это сложно. Даже не имея должного, настоящего представления о работе киностудии, всё равно нам такие сложности в работе также знакомы не понаслышке.

Кстати, о людях. К вам приходят в основном те, кто хочет сниматься. А что скажете насчёт тех, кто пишет сценарии? Скажем, у человека нет навыков написания сценария, но есть идея, причём, хорошая. Он никогда прежде не работал в киностудии, и у него будут какие-то недочеты и ошибки, как у человека несведущего, но будет идея. Вы будете ждать такого человека? Вы сможете его в процессе научить тому, что он не знает?

Алёна: Да, конечно!

Максим: Я имею и педагогическое образование. Когда режиссёр учится, он параллельно учится быть и педагогом. Каждый режиссёр имеет право преподавать. Поэтому, я вполне могу дать базовые знания и сценаристам, и операторам, режиссёрам и так далее. Я готов. Если человек с идеей, почему нет?

МГ: Неожиданный вопрос: а конкуренция у вас есть? На уровне города, республики... В других регионах другая ситуация, другие возможности. А здесь? Можно ли сказать, что вы встали на путь первопроходцев?

Алёна (обращается к Максиму): Среди некоммерческих организаций нет?

Максим мотает головой.

Алёна: Пока нет, по крайней мере мы о них не знаем.

МГ: С чем это связано?

Алёна: Мало одного желания сниматься или снимать. Должна быть команда. Без команды ты кино не снимешь.

Максим: Много таких ребят у которых есть идеи, есть желание работать, но нет команды и то, что они пишут — сценарии, наработки — они пишут в стол. Плюс важно, чтобы люди хотели этим заниматься день и ночь, причём бесплатно. Есть, конечно, такие, кто вкладывал серьёзные деньги, нанимал операторов и так далее. Для этого надо быть достаточно богатым человеком, чтобы иметь такие деньги и время на реализацию этих проектов.

МГ: Основываясь на вашем личном опыте, кроме трудолюбия, таланта, какими ещё качествами должен обладать человек, чтобы заниматься кино?

Максим: Усидчивость.

МГ: Усидчивость? Хм, понятно.

Максим: Приходят иногда актёры, мы с ними целый день снимали а после на выходе получается две минутки или три. Они: «Как так?» - а вот так. Сколько времени, а получилось материала всего ничего. Даже на больших киностудиях позитивные пять минут это два дня съёмок. Об этом мало кто знает.

МГ: А как проходит процесс? Процесс подготовки и съёмок. Читателям и зрителям было бы важно понять насколько это адский труд. Чтобы ни у кого не осталось розовых очков, что, мол, мы сейчас придём на киностудию, снимем короткометражку — что там...

Алёна (Максиму): Расскажи на примере «Лабиринта».

Максим (качает головой): Ох, сколько мы сил туда вложили.

Алёна: Подготовка шла четыре месяца.

Максим: А снимали пять дней подряд по 12 часов.

Алёна: С утра до вечера.

Максим: С утра до ночи. Готовились действительно 4 месяца. Смотрите: у нас была всего лишь полутораминутная сцена драки. Её же надо поставить, чтобы актёры чувствовали друг друга. Люди думают, ничего особенного — поделал вид и всё. А её надо обыграть.Чтобы удар, действительно, пришёлся по лицу и так далее. То есть, важно в бою почувствовать друг друга и доверять. Чтобы человек знал, что этот удар будет вот таким, как это всё отработать. Я договаривался со спортивным залом. Мы постоянно туда приходили, тренировались, ставили броски. Месяца два шла отработка только вот этого боя. Необходимо: найти локацию, я объездил все окрестности города. Также у нас в ленте герои использовали вооружение. Мы разговаривали со страйкбольным клубом, договаривались, брали в аренду, проходили обучение. Герои в своём большинстве не знали даже как оружие держать, а тем более вести бой. Поэтому мы ходили к специалистам, они показывали как правильно держать оружие, как правильно перемещаться.

Алёна: Проблема с актёром была. (Задумчиво) Первого или второго плана... Не помню. Он танцор в жизни.

Максим: Такой хрупкий, чуткий человек. Мне понравилась его мимика, но было настолько тяжело заставить этого человека держать ружьё, перемещаться. Это начинало смотреться даже нелепо как-то.

МГ: Что? Драка переходила в танец?

Алёна: Хех!

Максим: Даже по его комплекции; ему вот так щелбан поставить и он сразу в нокауте. Нам пришлось отказаться от него и брать другого актера. И снова та же работа. Причем, попался театрал — тоже большая проблема. Картинка кино — это жизнь. И когда театрал начинает пугаться в кино это начинает смотреться неприлично даже. (Начинает изображать) Что там, испугался какого-то скрипа. Странно.

Готовились, готовились, готовились. Искали оборудование, второго оператора.

Алёна: Кстати, хорошего оборудования у нас тогда не было. Максим всё сам искал, с людьми договаривался. Это его самое большое качество — умение договариваться.

Максим (невозмутимо): Это серьёзный труд (применительно к съемкам). Представим, фильм — 20 минут, это примерно 210-250 кадров. Задача режиссёра, первое, создать фильм в голове, второе — на бумаге. 250 кадров, надо сесть, представить место, представить сцену, то как герои повернуться, прописать каждый кадр. С какой стороны должен падать свет, всё до мелких деталей, с какой стороны должен стоять звукооператор. Мало договориться, всех надо держать на контроле. Кто, где стоит, какие задачи выполняет. К месту съёмок выезжали рано-рано утром. У меня были два автомата Калашникова, два бронежилета, Слава Богу, мы, конечно, кевларовые пластины достали; кофр с камерами... И вот с такой амуницией мы ездили в Старки на автобусе. А он же ещё идёт по расписанию. Даже оператор после съёмок поделился со мной: «Самое сложное, - говорит — было добираться». Мало было ехать, затем надо было идти в гору.

Алёна: Недавно мы снимали в клубе. Там сложности возникли с массовкой.

Максим: Ага. Трудно было держать её под контролем. Где-то что-то не так, останавливаешь съёмку, кому-то что-то начинаешь объяснять, а остальные уже разбились на группы и стоят по углам между собой разговаривают. Главное, чтобы каждый человек знал свое место на площадке. Ну, ладно, в клубе ещё можно допустить, чтобы были изменения, но если речь идёт о другом месте? Плюс в клубе нашлась одна пьяненькая особа. Я уж не знаю как ей удалось напиться. Она нас просто невероятно достала...

Алёна (улыбается): Пыталась взять на себя функции режиссёра. Всеми руководила.

МГ: Тривиальный вопрос, и, тем не менее. Откуда вы берете свои идеи? Что для вас служит источником вдохновения?

Максим (задумчиво): Сложный вопрос...

МГ: Допустим, если писателя спросить, то он ответит: «Я беру идеи отовсюду». Даже случайно подслушанный разговор в кафе может ему послужить источником.

Максим (с улыбкой): Я думаю, вы ответили на мой вопрос. Иногда это даже пугает. Просто едешь в автобусе, ты вроде бы в своих мыслях, но при этом фильтруешь разговоры вокруг. Раз! Какая-то тоже идея сразу появляется, действие какое-то происходит и оно уже развивается так, как ты видишь. Как маленькая галлюцинация, что ли. Откуда некоторые идеи приходят — я не знаю. Мы не контролируем своё подсознание, которое считывает информацию с окружающего мира и периодически подкидывает идеи.

МГ: Как определить плохая идея или хорошая? Бывает, что-то пришлось в голову и показалось, вроде бы неплохо. Затем наоборот, кажется, что глупо, даже попсово. Как самому в это разобраться, не прибегая к помощи коллег, друзей?

Максим: Говорят художники, я имею ввиду художников в широком смысле этого слова, с идеей надо переспать. Или иначе: утро вечера мудренее. Если что-то появилось в голове, ты решил «Всё, завтра же начну писать», здесь надо притормозить. Подумать, поглядеть со стороны, как это будет смотреться. Но, мне кажется, достаточно грубо разделять идеи на плохие и хорошие. Идея — либо она есть, либо её нет. Она может быть либо готовой к реализации, либо нет.

МГ: Авторское кино тоже разное. Есть у вас какой-то особенный вектор развития, своё «Я», которое и сейчас, и в будущем будет отличать от других?

Максим: Пока сложно ещё об этом говорить, поскольку мы только-только начали. Но мне очень нравится учение А.Н. Митты (советский и российский кинорежиссёр – прим.), и я думаю надо в этом ключе работать. Думаю, со временем у меня вырастет личная позиция. Сейчас я хочу показать людям что-то такое ...неожиданное. Не банальную ситуацию. Плюс, мне хотелось бы выйти за общепринятые рамки. Не в плохую сторону, конечно.

Алёна: Хочешь уйти от американских рамок.

МГ: Алёна упомянула американское кино. Не далее как вчера у нас (27 авг. - прим.) вышел в свет материал сравнительного характера об Отечественном и американском кино. Вы, как человек, занятый в киноиндустрии, можете сказать какое наше кино сегодня? Очевидно, что американское кино ускакало вперёд — мы не берем сюжетную составляющую, а качество, уровень съёмок. Но, что касается именно сюжета, может, российское кино должно быть таким, какое оно сейчас? Самобытным, как во Франции, Англии, Индии, в конце концов.

Максим: Сравнивать кино вряд ли можно. В каждой стране оно своё. Надо почитать историю развития кино. В США есть умные головы, большие бюджеты, качество, причём большинство режиссёров, снимающих там, говорят: «Мы благодарны советской киношколе». Если вы не в курсе, там во время обучения в Голливуде показывают советские фильмы. Там говорят: «Смотрите, люди снимали без спецэффектов, там вообще ничего нет, а вот они сделали!» И режиссёры должны понять как именно это сделано. Если брать фильмы, где есть спецэффекты, например, «Невероятные приключения итальянцев в России», где взорвали бензоколонку. Шикарный взрыв! Насколько это реально. Те же самые гонки на автомобилях. На этом учатся в Голливуде. Они мотают это на ус. Плюс есть другие моменты. Надо различать авторское кино и продюсерское. В авторском головой всему является режиссёр. В США школа продюсеров на высоком уровне, а у нас — когда я учился, параллельная группа была продюсерская — таким продюсерам я бы не доверял. Актёры наши ходят на съёмки как на каторжные работы. Днём они играют в спектаклях, вечером в кино, а гонорары маленькие. В США иной подход. В России отчасти остался советский подход и в это же время появляется американский. Нам надо уйти от того и другого. Россия — это Россия. Надо развивать своё направление, что-то своё. Советская школа шикарна, но в плане того чтобы научиться как снимать. Сейчас по этому же принципу сложно снимать. Выдержать те же планы, тот же ритм — общество не сможет смотреть. Старшее поколение ещё да, но молодёжь — нет. В последнее время заметно улучшилось качество картинки российских фильмов. Но поглядите на титры: вы найдете американские компании, которые потихоньку начинают вливать свои деньги в наше кино. С одной стороны, это хорошо, с другой, они не понимают русского менталитета. Очень жалко, что у нас не показывают в кинотеатрах французское кино. Оно настолько сильно похоже на русское. Настолько же душевное, без спецэффектов. Смеёшься простым шуткам, никакого рвотно-блевотного эффекта они не вызывают.

МГ: Закончить хотелось бы вопросом а-ля Познер. Все великие режиссёры начинали с нуля, с малого. А авторское кино подарило миру немало культов. Тарковский, Кустурица. Скажите, у вас есть мечта?

Максим (улыбается): Конечно. Режиссёр — это учитель, который может показать как лучше жить, какие ошибки лучше не допускать. Как бы банально это не звучало, хотелось бы чтобы студия «Gelios» стала известной на более высоком уровне, чтобы наши фильмы могли нести смысл, идеи, может, нравоучения. Что-то светлое, интересное. Не только окружающим нас людям, но и всей России и зарубежью.

Беседовал Евгений Копысов

Фото Алёны Эскандеровой

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru